Броніслав Куманський. Вінок ремейків «поминальний»

330

СКАЗКА О РЫБАКЕ

Вот пошел он к синему морю

(Помутилося синее море)

Олександр Пушкін.

 

Жил чувак со своей чувихой

Не совсем чтоб у самого моря,

Не совсем чтобы в ветхой  землянке,

А в достойной квартире, служебной

Где-то в Дерездене. Тоесть в Европе.

Но в погонах ходил советских.

Посему пребывал при корыте,

При державном, довольно обильном.

 

Надоели ему горбуша,

Стерлядь вместе с икрою «Шаланда»,

Захотелось чего-то иного,

В смысле, питерской рыбки, балтийской –

Там уклейки, трески иль чехони.

 

Вот поехал он «Волгой» служебной

Аж до самого синего моря,

Может сам, может с девками с штрассе ,

Чтоб была веселее рыбалка.

Раз он в море закинул невод –

Пришел невод с морскою травою,

Он в другой раз закинул невод –

Пришел невод с какой-то дрянью.

Заругался он крепко, по-русски,

Размахнулся – не промахнулся.

Пришел невод с одною рыбкой,

Непростою рыбкой – золотою.

 

И взмолилась рыбка золотая,

Голосом молвит человечьим:

«Отпусти меня в море, служивый,

Дорогой за себя дам выкуп».

«Бог с тобою, моя золотая!

Да гуляй себе на просторе …

Только знаешь, говоря по правде,

Мне бы службу в Питерском совете

Я давно об этом мечтаю».

Не успел чувак оглянуться,

Только видит себя в кабинете,

В Ленсовете, когда-то – Смольном,

Где бывали и Ленин, и Троцкий,

И где Кирова замочили.

Сам Собчак  ему руку тиснет,

Подчиненные  дверь открывают,

А просители валом валят

(Не с пустыми руками, известно).

 

Вот неделя, другая проходит,

Захотелось ему в столицу.

Он опять отправляется к морю.

Стал он кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

«Чего тебе надобно снова?»

Ей с поклоном чувак отвечает:

«Знаешь что, государыня рыбка!

Надоело мне в Питере. Скучно.

Мне б в Москву, к президенту поближе,

Может стану премьер-министром?»

Отвечает золотая рыбка:

«Не печалься, ступай себе с богом».

 

Не минуло полдня, как по пьяни

Президент свой указ оглашает:

Дескать, быть чуваку премьером.

 

Так и ездил он к синену морю

Все просил да просил повышенья.

Но проходит какое-то время,

И Сочельник чувак отмечает

В кабинете уже президентском.

Аплодирует вся столица,

Прогибаются подхалимы,

Козыряют ему генералы,

Величают его соловьевы,

Врут безбожно о нем киселевы.

А чувак упивается властью,

По палатам в развалочку ходит,

За столом сидит он по-царски,

Служат ему олигархи,

Наливают заморские вина,

Заедает он пряником печатным,

А вокруг стоит грозная стража –

Уж никто у него и не пикнет

От столицы до самих окраин.

 

Но чувак и теперь  не доволен –

Подавай ему зарубежье:

«Мало мне Великия Рассеи,

Не хватает мне знойного юга.

Чтобы эдак – «Кавказ подо мною»,

Как Кабаева после джакузи».

Стал он править абхазским Сухуми,

Стал хозяйничать в древнем Цхинвали,

Поднял руку на Украину

И поехал к синему морю:

«Не хочу быть просто президентом,

Хочу в мире быть главной персоной,

Украиной владеть и Польшей,

И Прибалтикой, и Молдовой,

Да Финляндией, то есть Суоми.

Чтобы Штаты меня боялись,

Без меня ни слова, ни шагу,

А Европа в передней стояла

И была у меня на посылках.

 

А на море – черная буря,

Так и вздулись седитые волны,

Так  и ходять, так воем и воют.

Подплыла к небу рыбка, спросила:

«Хочешь, чувак, я подарю тебе корыто, не простое, а разбитое?».

 

МОЛЬ

 

Коммунизма

призрак

по Европе рыскал…

В. Маяковський*

 

Время –

начинаю

про Путина рассказ.

Но не потому,

что  мрази

нету более.

Время потому,

что именно

сейчас

надо разобраться

с этой

«Молью». **

 

Сталинизма

призрак

рыскал

по подъездам.

Уходил

и появлялся снова.

Посему поэтому

навстречу съезду***

зачат был

обыкновенный гопник

Вова.

Он лихой,

но не из тех,

кто глазом

упирается

в свое

корыто,

Землю всю

охватывая

разом,

видит все,

и где,

и что зарыто.

Впрочем,

что о гопнике

писать?

Два лишь

слова:

редкая паскудина.

Закрываю

общую

тетрадь,

как захлопнет

мир

Рассею Путина.

 

*   Поема «Владимир Ильич Ленин».

** XIX з’їзд ВКП(б) –  (КПРС)

*** Агентурне ім’я Путіна.

 

 

ШАГАНЕ

 

Шаганэ, ты моя, Шагане!

Потому, что я с севера, что ли…

Сергій Єсенін

 

Алинэ, Das ist mein, Шаганэ!

Потому, что я с севера, что ли,

Одурев от рязанских раздолий,

Я полез на соседское поле

Поохотиться на войне –

Алинэ ты, моя Алинэ.

 

Но соседу, хохлу, Алинэ,

Ты представь себе лишь на минуту,

Не понравился почему то

Мой визит-куртуаз при луне.

Тоже брат называется мне.

 

Начал в небе ракеты сбивать

Самолеты  и вертолеты,

На какую такую мать

Мне нужна была эта охота?

 

Мерзнет в поле железный конвой,

Нет того, чтоб ссудить одеяльце,

Он за горло – по-братски ж – рукой

Отвечает ногою по… пальцах.

 

Ты в Швейцарии, дальней стране,

Я в подвале, в предчувствии краха.

И дрожу тут наедине

Толь от холода, толи от страха.

Всюду чудятся, милая, мне

Вертухаи, параша, неволя.

Хочешь, я расскажу тебе боле –

Я в петле себя вижу во сне.

Алинэ, ты моя Шананэ…

 

СЛОВО ОЛИГАРХОВ К ПУТИНУ

Мы так Вам верили, товарищ Сталин,Как иногда не верили себе…Михайло Ісаковський.* Оно пришло, не ожидая зова,Пришло само – и не сдержать его,Чтоб рассказать, как нам теперь хреново,А, может быть, и более того. Вы были нам опорой и порукой,Что с Вами нам расплата не страшна.Скажите нам, когда Вы стали сукой, Чтоб нагло занять место пахана? Мы так успешно грабили и круто. Уверены, что властвуем страной,Мы так Вам верили, товариш Путин,И что теперь? По миру? И с сумой? Вы предали друзей, Европе нагрубили,Себя вообразив вершителем епох…В Одессе говорят: «Таки, шоб вы так жили», А мы Вам говорим конкретно: «Шоб Ты здох!». * «Слово к товарищу Сталину».    КОТЛЯРЕВСЬКИЙ – ПУТІНУ Що сказав би Іван Петрович російському президенту сьогодні Ти, ніби, парубок моторний, Але далеко не козак, Бо вдавсь на всеє зле проворний.Ти – просто пітерський чудак*. Для козака найперше – слава, Для козака – найперше – честь.Для тебе ж головне – «халява»,А честі в тебе зовсім несть. Гай-гай! Тобі Рассєї мало?Тобі Дніпра не діставало?В Украйну кігті запустив.І думав, як підеш війною, То зробиш з неї купу гною?А дулю з маком не хотів?На що ти справді сподівався?Щоб наш народ тобі піддався, А, може, й з квітами стрічав? Якби ти радився  із  нами,  А не з Мединським і попами,То, може б, і Закон наш знав:

«Любов к Отчизні де героїть,

Там сила вража не устоїть,

Там грудь сильніша од гармат,

Там жизнь — алтин, а смерть — копійка,

Там лицар — всякий парубійка,

Козак там чортові не брат».

 

Ти бачиш, як ми пораділи,

Як гаряче тебе зустріли,

Який піднесли каравай?Тож забирай своїх за@ів,Осмалених, як гиря ланців, І швидше п’ятами кивай. * Це слово кожен може розуміти так, як вважає за потрібне.

Прокоментуєте?

Передплатіть УЛГ у форматі PDF!