Гешем Ісабейлі (Азербайджан). Урок «голоду»

881

(Переклад з азербайджанської на російську). Голые стены,  деревянный  пол, изо­д­ран­­ный палас, постель с заплатанным оде­ялом и тут же съежившийся как ко­те­нок  мальчиш­ка. И у этого мальчика очень высокопарное имя – Элат[1].

– Мама-а! – Едва проснувшись, Элат стал вертеть головой и увидел, что в ком­нате кро­ме него нет никого. Нето­роп­ливо встал, нат­янул одежду, вышел в коридор. Мама стояла у окна, скрестив руки на груди.

– Доброе утро, мама-а-а…

– Да сделает Аллах твое утро счаст­ливым, родной ты мой! – Мама прижа­ла Элата к груди, поцеловал в щеку. – Как ты, дитя мое?!

– Умираю…

–Чтобы умерли враги твои, да стану я твоей жертвой, что случилось?!

–Живот от боли разрывается.

– Не волнуйся, сейчас сделаю массаж с мятой и настоем, сразу  пройдет!

– Чай есть?!

– Остался со вчерашнего дня.

– Ну и что?

– Холодный как лед!

– Ну, согрей…

– Разрядился газовый баллон, да и свет погас. Папа сегодня возьмет деньги у соседа, расплатится с долгом. Даст Аллах, вер­нешь­ся со школы, выпьешь горячий чай.

– А сахар у нас есть?!

– Завернула в простыню последний бал­лон с водой, пусть тепло сохранится. Налей в стакан, но не пей сразу, хо­лод­но, горло за­болит, подержи во рту, гло­тай глотками.

– Мама,  зачем мы приехали сюда, а! Как же хорошо было  в нашем селе?! Там  у нас было теплое жилище, хлеба вдоволь, до­маш­няя скотина, свет… газ… вода… А здесь все за деньги. Денег же у нас нет!

– Детка моя, как же мы могли там остаться?! Боже сохрани, не приведи Аллах, убили бы нас, а трупы бросили бы на съедение шакалам. Слава Все­выш­нему, что доб­рались сюда живыми и здоровыми!

– Мамочка, чем здесь так жить, лучше было бы околеть там!

– Не говори так, родной мой, Аллах не простит тебе этого! Вспомни, сколько людей проживали в нашем дворе?! Где дед, дяди, бабушка где?! Даже  не знаем где их могилы! Где твой старший брат Сахават?! – Мама вытерла глаза рукава­ми платья. – Как же  тяжко мне без тебя, сы­ночек – мученик мой! – Она горько за­рыдала…

 

***

Элат закинул за спину целлофано­вый ме­шок с собранными книгами и тет­ра­д­я­ми.

– Не ходи пешком, кровинушка моя, папа оставил деньги, поезжай на авто­бусе.

– Не хочу, мама!

– До школы далеко, деточка, обес­силеешь в дороге, возьми деньги!

–Мамочка, можно подумать, что в селе я ездил в школу на автобусе?! Деньги вер­ни папе, пусть он не ходит пешком. Все равно кроме него некому у нас зара­ба­тывать деньги.

–Иди, сынок, Бог в помощь!

Мама смотрела за Элатом, пока он не скрылся с глаз: «Не можем оторвать от себя хоть немного денег и купить маль­чику ра­нец!»

***

Элат и в этот день пришел в школу го­лодным. Когда бурчало в животе, он гром­ко кашлял, чтобы не слышали од­но­­­клас­сники. Но не так-то легко было провести ребят. Ког­да они перешепты­ва­лись, Элат силь­но крас­нел. Находи­лись и насмешники:

– Лягушка – гур-гур!

Войдя в класс, учительница сразу на­чала урок:

– Так, тема сегодняшнего урока – «Го­лод».

Ученики вначале посмотрели друг на друга, потом на преподавательницу:

– Голод?!

– Да.

Ребята чуть ли не хором:

– Ммм…

– Кто может рассказать о голоде?

Ребята вновь стали оглядываться, пере­дер­­гивать плечами. С заднего ряда под­ня­лась тонкая как  колосок рука.

– Можно я расскажу?!

– Эла-а-ат?! Слушаем тебя.

– Если мама с посудой идет за мукой к со­седке, это называется голод. Голод же де­лится на несколько частей: слабый голод, нас­тоящий голод, смертельный голод. Когда чувствуешь, что хочется есть – это слабый го­лод. Рыскаешь по до­му, ищешь что бы от­пра­вить в рот и не находишь куска хлеба  и живот начи­нает бурчать. Это – настоящий го­­лод. И еще есть последняя стадия – смер­тель­ный голод.

– Смертельный голод?! – учитель­ни­ца на­х­мурилась.

–Да.

–Как это бывает? – спросили одно­клас­­­­сни­ки.

– Признаками смертельного голода счи­таются беспрерывные колики в же­луд­ке, бур­­чание в животе, головная боль, туман  пе­ред глазами, вытекающая изо рта черная во­дичка, голово­кру­жен­ие, рвота…

Ребята сидели с вытаращенными гла­зами:

– Учительница, мы этого не знали!

– Стало быть, и я много чего не знала!

Сын в семье карабахских беженцев, чудом спасшихся во время Ходжал­ин­ской резни и нашедших пристанище в наспех сколочен­ном строении в  Баку 10-летний Элат, нако­нец, полу­чил в школе первую оценку «от­лич­но».

Перевод с азербайджанского

Р. Бабаев

 

[1] Элат – народ

Прокоментуєте?

Передплатіть УЛГ у форматі PDF!